Библиотека СКТ:

МЫСЛЯЕВА И.Н. Современная идеология и практика социального    партнерства.

- Москва., Институт перспектив и проблем страны, Школа трудовой демократии, 1998.

 

МЫСЛЯЕВА Ирина Николаевна -  доктор экономических наук, директор Института перспектив и проблем страны, член общественного Комитета "Содействие" (Комитета содействия рабочему движению и самоуправлению трудящихся).

 

 

 

·        Предисловие.

·        Когда и при каких условиях возникла система социального партнерства

·        Роль государства в системе социального партнерства

·        Социальное партнерство как особая идеология социал-реформистской модели развития общества

·        Социальное партнерство в меняющемся мире...

·        Интересы рабочего движения и социальное партнерство

·        Российский вариант социального партнерства

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

 

Идеология социального партнерства начала внедряться в России с конца 1991 года, когда в результате августовской (1991 г.) революции произошла смена государственного строя и начался интенсивный переход к рыночным отношениям.

Одним из первых Указов Президента России был Указ "О социальном партнерстве и разрешении трудовых споров" (15 ноября 1991 г., № 212). И это не случайно. У тех, кто возглавлял рыночные преобразования в России в начале 90-х гг., опираясь, главным образом, на пример развитых в экономическом отношении стран, не было сомнений, что социальное партнерство - это такой же необходимый элемент рыночного хозяйства как частная собственность, безработица или фондовый рынок. Поэтому столь категоричным был сам тон уже упомянутого президентского Указа, который начинался словами: "В целях создания системы социального партнерства в области социально-трудовых отношений, разрешения трудовых конфликтов в условиях перехода к рыночной экономике постановляю..." . И далее шел перечень мероприятий, который должен был обеспечить создание такой системы (заключение генерального соглашения, отраслевых тарифных соглашений, коллективных договоров, создание службы разрешения трудовых конфликтов).

Появившиеся позднее Указы Президента и соответствующие постановления Правительства (1) имели целью создать необходимый правовой фарватер, по которому мог успешно начинать свое плавание вновь построенный корабль под названием "Социальное партнерство". Но что же в действительности под таким названием качается сегодня на волнах рыночных преобразований в России? Что такое вообще социальное партнерство, в чем его смысл и идеология? Когда и при каких условиях в практике регулирования социально-трудовых отношений возникла система социального партнерства? Какие реальные задачи решает социальное партнерство в условиях рыночной экономики?

Ответы на эти и многие другие вопросы Вы сможете узнать, прочитав предлагаемую брошюру.

 

КОГДА И ПРИ КАКИХ УСЛОВИЯХ ВОЗНИКЛА

СИСТЕМА СОЦИАЛЬНОГО ПАРТНЕРСТВА

 

Наиболее распространенным является мнение о том, что предпосылки для возникновения системы социального партнерства зародились в конце XIX века, когда стали возникать профсоюзы и предпринимательские союзы, что в первые десятилетия XX века социальное партнерство интенсивно развивалось, чему в немалой степени способствовало образование в 1919 году Международной организации труда (МОТ).

И всё же система» социального партнерства как сложившаяся практика и целостная идеология утвердилась лишь во второй половине XX столетия, после Второй мировой войны. Расцвет же этой системы относится к 60-70 гг. XX века. Почему именно в этот период? Ведь класс капиталистов и наемных рабочих существует уже несколько столетий. И на протяжении всего времени их совместного существования возникала потребность регулирования социально-трудовых отношений. Чтобы ответить на этот вопрос, обратимся к истории.

Известно, что впервые буржуазные отношения появились в крупных торговых городах Италии (Флоренция, Генуя) еще в конце XIV века. В XV-XVI вв. они распространились во многих странах Западной Европы: в Германии, Франции, Англии, Испании и Португалии. Однако XV-XVII вв. - это был период, когда буржуазные отношения существовали наряду феодальными, когда они только формировались.

В этот период только зарождались новые классы ласс буржуазии и наемных работников. Но уже на этом начальном этапе достаточно отчетливо проявлялся противоположный (антагонистический) характер их интересов. Рабочий, свободный от средств производства и не имея земли, был вынужден наниматься на работу к собственнику средств производства - капиталисту. Его главный интерес состоял в том, чтобы получить как можно больше за свой труд, работая, по возможности, меньше. Напротив, собственник (капиталист) был заинтересован в том, чтобы платить рабочему как можно меньше, поскольку для него заработная плата рабочих составляла часть общих издержек, понижающих прибыль. Если бы капиталист имел безграничные права на нанимаемых работников, то наверняка заставил бы их трудиться все 24 часа в сутки.(2)

С момента возникновения классов наемных рабочих и капиталистов - вопросы оплаты труда и продолжительности рабочего дня являлись предметом торга и борьбы. Описывая противостояние капитала и труда, К.Маркс отмечал, что "... в истории капиталистического производства нормирование рабочего дня выступает как борьба за пределы рабочего дня. - борьба между совокупным капиталом, т.е. классом капиталистов, и совокупным рабочим, т.е. рабочим классом", когда "право противопоставляется праву". И далее: "При столкновении двух разных прав решает сила".(3)

Однако капитал был ещё очень слаб, чтобы диктовать свои условия. Поэтому на помощь нарождающемуся капиталу пришло государство. В эпоху становления капитализма именно государство помогало капиталу в насильственном удлинении рабочего дня путем установления так называемой "разумной цены" и закрепления в законодательно-принудительном порядке определенной

продолжительности рабочего дня. Это прекрасно описано К.Марксом в "Капитале".

Рассматривая историю английского фабричного законодательства, К.Маркс показал, какую роль в период становления классического английского капитализма сыграли английские рабочие статуты (4) начиная с XIV и вплоть до середины XVIII века.(5) Он отмечал, что пока капитал находился в эмбриональном состоянии, он свое право "всасывать достаточное количество прибавочного труда обеспечивал ... не одной лишь силой экономических отношений, но и содействием государственной власти".(6)

Принудительное регулирование заработной платы в ущерб рабочим и в пользу нанимателей труда сохранялось в течение длительного времени. В Англии, например, как отмечал К.Маркс, этот период составлял ни много ни мало 464 года. Лишь только тогда, когда система капиталистических отношений окончательно утвердилась (7) , государство, по образному выражению К.Маркса, превратилось в "ночного сторожа", который наблюдал за тем, чтобы никто и ничто не нарушало сложившегося порядка вещей. Понадобились века для того, "... чтобы "свободный" рабочий вследствие развития капиталистического способа производства добровольно согласился, т.е. был вынужден общественными условиями... продавать свое первородство за блюдо чечевичной похлебки.(8)

Если в период становления капиталистических отношений рабочие не могли рассчитывать на поддержку государства, поскольку оно всецело находилось на стороне нарождающегося капитала, то в сложившейся системе капиталистического хозяйства они тем более не могли рассчитывать на государство, которое всё громче заявляло о своем нейтралитете.

Поэтому для того, чтобы защитить себя, рабочие были вынуждены объединяться. Им приходилось не только противостоять капиталу, но и давить на государство, заставляя издавать такие законы, которые бы учитывали не только интересы капитала, но и интересы наемных работников. Само развитие капитализма, таким образом, провоцирует рабочих к объединению. Но само же развитие капитализма всячески препятствует этому, т.к. капитал боится рабочих, боится их сплочения. Это, в частности, объясняет тот факт, почему на протяжении длительного времени во многих странах существовали законы, запрещающие профсоюзы. Только в конце XIX века профсоюзы наконец-то легализовали свою деятельность.

В 1868 году был образован Британский конгресс тред-юнионов, в 1898 году Бельгийская рабочая партия образовала профсоюзные комиссии Бельгии. 1906 г. - начало организованного профсоюзного движения в России. В США рабочие организации были законодательно признаны только в 30-е гг. XX столетия (Закон Вагнера 1936 г. и Закон Норриса-Ла Гардена 1932 г., легализовавший Колдоговоры).

В конце XIX - начале XX века в индустриальных странах постепенно формируется трудовое законодательство. Так, в 1907 году был принят Датский гражданский кодекс, в 1911 году - Швейцарский кодекс обязанностей, в 1915 году - появилось специальное законодательство в Норвегии, в 191,8 году аналогичные законы принимаются в Германии, в 1919 году - во Франции.

По мере того как крепло профсоюзное движение, стали возникать и объединения работодателей. Но о социальном партнерстве ещё никто не говорил. С начала XX столетия потребовалось примерно полвека, чтобы в теорию и практику регулирования социально-трудовых отношений между наемными работниками и работодателями прочно вошло такое понятие, как "социальное партнерство". Какие же наиболее существенные изменения в социально-экономическом развитии стран произошли в этот период?

Прежде всего, развитие капитализма вступило в новую фазу развития. Усилилась концентрация капитала, увеличились масштабы производства. Капитал вышел за рамки национальных границ, получила развитие международная кооперация труда, интернационализация производства. Одновременно усилилась конкуренция как внутри страны, так и на внешнем рынке. В этих условиях забастовки рабочих, временное приостановление производства оборачивались для работодателей куда более серьезными потерями, чем это было 20-30 лет назад. Они снижали конкурентоспособность их продукции, уменьшали прибыль.

Кроме того, впервые за многие годы относительно стабильного развития, серьезные экономические потрясения охватили развитые капиталистические страны. Это и мировой экономический кризис 1929-1933 гг., и Вторая мировая война. В результате этого позиции капитала в развитых капиталистических странах существенно ослабли.

Параллельно, на фоне этих изменений, набирало мощь профсоюзное движение. Так, с октября 1949 г. было восстановлено профсоюзное движение в ФРГ, когда было создано Объединение немецких профсоюзов (ОНП). В 1945 г. произошло слияние профсоюзов Бельгии и была образована Всеобщая федерация труда Бельгии (ВФТБ). Набирало мощь профсоюзное движение в южноевропейских странах (Италия, Греция, Португалия). В Испании на базе рабочих комиссий (аналогия профкомов на предприятиях), выросших в 60-е гг., была образована Профсоюзная конфедерация рабочих комиссий (ПКРК). В Великобритании при содействии профсоюзов была образована Лейбористская партия Великобритании, которая после Второй мировой войны трижды находилась у власти (1945-1951г, 1964-1970 гг., 1974-1979 гг.).

После Второй мировой войны в развитых капиталистических странах рабочее и профсоюзное движение всё более заявляло о себе как о реальной силе, с которой уже нельзя было не считаться. Такому положению профсоюзов в немалой степени способствовало также укрепление международных позиций СССР, распространение советской системы на страны Восточной и Центральной Европы, а также освободительные движения в странах третьего мира.

Таким образом, под воздействием перечисленных факторов, после Второй мировой войны диктат капитала в развитых капиталистических странах был существенно подорван, в то время как авторитет и влияние профсоюзов усилилось. В мире капитала сложилось новое соотношение сил между наемными работниками и работодателями. По мере изменения соотношения сил менялась и роль государства. Поговорим об этом более подробно.

 

РОЛЬ ГОСУДАРСТВА В СИСТЕМЕ СОЦИАЛЬНОГО ПАРТНЕРСТВА

 

В настоящее время достаточно расхожим является утверждение, что государство выстрадало свою роль арбитра в отношениях между трудом и капиталом - в борьбе с капиталом, с одной стороны, и налаживанием нормальных отношений с профсоюзами, с другой, что государству стоило больших усилий занять подобающее ему место в обществе. И что сегодня в индустриальных странах именно "активность" государства побуждает профсоюзы к постоянному диалогу.

Выше мы уже говорили о том, какую роль играло государство в период становления капитализма, каким образом государство помогало нарождавшемуся капиталу поддерживать свою власть над рабочими. Мы отмечали также, что утверждение капиталистических отношений сопровождалось изменением функций государства. В конце XIX века из активного помощника капитала оно превратилось в "ночного сторожа". Что лежало в основе такой эволюции? Это очень важный момент и на него следует обратить особое внимание.

В любом обществе государство является орудием в руках господствующего класса. Это та политическая машина, при помощи которой господствующий в экономическом отношении класс поддерживает свою власть в обществе. Поэтому государство всегда представляет и отстаивает, в первую очередь, интересы господствующего класса. Когда класс собственников слаб, государство всячески и открыто поддерживает его. Но когда этот класс прочно становится на ноги, государству уже нет необходимости открыто заявлять о своей поддержке. В этих условиях можно перейти   как бы на "нейтральную" позицию.

Отождествление государства с "ночным сторожем" в конце XIX века означало, что буржуазное государство свою историческую миссию по формированию системы капиталистических отношений выполнило. Капиталистическое хозяйство могло воспроизводиться уже не только и не столько посредством силы и открытого вмешательства государства, сколько господствующей системой экономических отношений. Закончив свою работу в качестве архитектора капиталистической системы хозяйства, государству оставалось только одно: зорко следить за тем, чтобы никто и ничто не разрушило его великого творения. Но то, что государство не проявляло такой активности, как это было в период становления капитализма, не означало, что его сущность изменилась. Оно по-прежнему оставалось политическим орудием экономически господствующего класса.

Необходимо помнить, что могут меняться внешние обстоятельства и вслед за ними внешние (видимые) формы поведения государства, но от этого суть буржуазного государства не меняется. Данный вывод позволяет более глубоко понять истинный смысл изменений в функциях государства, которые произошли в XX столетии.

В первой половине XX века в силу ряда объективных условий (усиление концентрации производства, усложнение экономических связей, обострение социальных проблем и усиление милитаризации экономики) произошло расширение экономических функций государства. "Ночного сторожа" сменило экономически активное государство. Оно всё сильнее вмешивалось в регулирование не только экономических, но и социальных отношений. Как уже отмечалось, во многих странах Западной Европы и США под давлением левых сил и профсоюзов получило развитие социальное законодательство. Именно на этой волне, после Второй мировой войны сформировалась идеология "государства всеобщего благоденствия" (Welfare State - государство благоденствия)(9).

Государственная политика социального благоденствия в 40-50-е гг. XX столетия включала программы достижения высокого уровня жизни населения путем создания государственной системы образования, здравоохранения, жилищного строительства, а также программы социального обеспечения, регулирования минимального размера заработной платы. Позже они были дополнены демографическими и экологическими программами, программами защиты национальной культуры и др.

После Второй мировой войны в программных документах многих политических партий, а также конституциях трех государств Западной Европы (в Основном Законе ФРГ 1949 г., Конституции Франции 1958 г. и Конституции Испании 1978 г.) появился термин "социальное государство".(10)

Согласно идеологии "государства всеобщего благоденствия" и "социального государства" в индустриально развитых странах уже достигнуто всеобщее благосостояние, социальная политика позволила стабилизировать

общество, уладить конфликты и добиться утверждения солидарности и партнерства. В качестве доказательства обычно приводится тот факт, что государственные расходы в промышленно развитых странах в 90-е гг. достигли почти половины валового внутреннего продукта. Считалось, что, следуя примеру развитых стран, остальные страны рано или поздно также должны встать на этот путь.

В таком понимании изменение роли государства - это естественный процесс и результат эволюции капиталистического общества, перехода его в новую фазу развития, где стираются различия между трудом и капиталом, а противоположность интересов наемных работников и работодателей уступает место сотрудничеству и партнерству.

На наш взгляд, такие представления искажают истинное положение вещей, меняют местами причину и следствие. Расширение социальных функций государства и превращение его в арбитра между трудом и капиталом вряд ли можно рассматривать в качестве объективной закономерности, продиктованной целями буржуазного общества. Трудно доказать, что, будучи господствующим, класс собственников заинтересован в расширении социальных функций государства. Его главной целью во все времена было и будет сохранение эксплуататорского строя. Поэтому государство - как политический инструмент реализации интересов господствующего в экономическом отношении класса - всегда будет (просто обязано по своей природе) способствовать реализации этой цели.

Расширение социальных функций государства, наблюдаемое сегодня в ряде развитых капиталистических стран, есть не что иное как способ, помогающий капиталу удерживать свое господство в обществе. В тех случаях, когда государство берет на себя часть расходов, связанных с образованием, здравоохранением, социальным обеспечением, оно способствует решению задач по подготовке более квалифицированной рабочей силы, так необходимой современному производству. Если же государство выполняет роль арбитра в отношениях между трудом и капиталом, то оно, смягчая конфликты и предотвращая забастовки, также способствует сохранению и приумножению доходов капитала.

Увеличение социальных выплат либо за счет средств государственного бюджета, либо за счет средств работодателя не является доказательством изменения природы капиталистического общества. Любую "заботу" о трудящихся со стороны капитала или буржуазного государства следует рассматривать как их отступление. Но именно это отступление помогает капиталу удержать свое господство и сохранить неизменным существо экономического строя.

Однако следует помнить, что капитал идет на уступки только в том случае, когда уверен в их временном характере. И прекрасным тому подтверждением является ситуация, сложившаяся сегодня в развитых капиталистических странах. В 90-е гг. многие государства пошли по пути сокращения социальных программ и наступления на права трудящихся. События последнего десятилетия как раз доказывают, что не изменение роли государства явилось причиной социального партнерства, а возрастание мощи рабочего и профсоюзного движения и установление относительного равновесия сил между трудом и капиталом заставили работодателей сесть за стол переговоров, а государство изменить свою политику.

 

СОЦИАЛЬНОЕ ПАРТНЕРСТВО КАК ОСОБАЯ

ИДЕОЛОГИЯ СОЦИАЛ-РЕФОРМИСТСКОЙ

МОДЕЛИ РАЗВИТИЯ СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА

 

Итак, мы рассмотрели общие условия возникновения социального партнерства, поэтому в дальнейшем нам будет легче уяснить современную идеологию этого явления, которую активно проповедают социал-демократы, а также идеологию, которая в большей мере, чем социальное партнерство, соответствует собственным интересам рабочего и профсоюзного движения.

Как мы уже отмечали, система социального партнерства утвердилась лишь в 60-70-е гг. XX столетия и то не во всех странах. Она утвердилась, главным образом, в развитых капиталистических странах (Германия, Австрия, Швеция, Норвегия и некоторые другие страны). На практике реализация такой системы включала заключение отраслевых тарифных соглашений, коллективных договоров на предприятиях, в которых уровень оплаты труда, социального обеспечения, условия труда и занятости, устанавливаемые сверх гарантированного государством минимума, переводились в плоскость договорных отношений между наемными работниками и работодателями. Если в процессе переговоров стороны не могли договориться по тем или иным вопросам, то им на помощь приходило государство. Государство могло участвовать в переговорном процессе либо непосредственно (через своих представителей), либо опосредованно (через арбитражные органы, согласительные комиссии и законодательные акты).

В таком виде социал-демократическое движение рассматривает социальное партнерство как идеальную форму взаимоотношений между наемными работниками и работодателями, как средство стабилизации политического и экономического развития. Более того, социальное партнерство, по мнению социал-демократов, это способ, обеспечивающий мирную эволюцию капиталистического общества в такое его состояние, где классовый конфликт превращается в конфликт между организациями - профсоюзами и объединениями работодателей. Эти организации представляют разные интересы в обществе, поэтому между ними возможен конфликт. Но его можно погасить путем переговоров и достижения компромисса.

Современное социал-демократическое движение считает, что главным условием формирования партнерских отношений между трудом и капиталом является совпадение их целей. Причем, если совпадение происходит на уровне перспективных целей, возможно длительное и достаточно устойчивое партнерство. Если на уровне частных целей - то такое партнерство будет временным. Но в любом случае социальное партнерство невозможно без совпадения целей. Наемные работники и работодатели представляют, по их мнению, стороны одного целого. Они не могут существовать друг без друга. И если даже между ними возникают конфликты, то в интересах обеих сторон найти действенные способы их своевременного и эффективного разрешения.

И работодатели, и работники только выиграют от этого. Работодатели смогут избежать потерь, связанных с забастовками рабочих, а договоренность с рабочими относительно уровня заработной платы позволит поддерживать в течение определенного времени необходимый уровень рентабельности. Это повысит конкурентоспособность их продукции, принесет дополнительную прибыль. В итоге - рабочие не потеряют рабочие места, а за счет заработной платы им может быть обеспечен достойный уровень жизни. В таком понимании низкая безработица и высокий уровень доходов - это не исключительная заслуга рабочего движения, борющегося за интересы трудящихся. Это результат согласованных действий равноправных партнеров - наемных рабочих и работодателей.

Если всё сказанное постараться изложить кратко, то суть социального партнерства в понимании идеологов социал-реформистского движения можно определить так: социальное партнерство - это способ согласования интересов наемных рабочих и работодателей в области социально-трудовых отношений преимущественно путем переговоров и достижения компромисса, когда перспективные интересы сторон совпадают и когда стремление к постоянному диалогу способно гарантировать мирную эволюцию капиталистического общества в такое его состояние, где на смену классовой борьбе и классовым противоречиям приходит сотрудничество равноправных партнеров.

В таком понимании социальное партнерство легко согласуется с социал-демократической моделью реформирования современного капиталистического общества, не затрагивающей коренных основ этого общества, его базовых принципов и ценностей. Но насколько такое понимание отражает истинное положение дел и что представляет собой социальное партнерство с точки зрения идеологии рабочего класса? Чтобы понять это, попытаемся ещё раз взглянуть на систему социального партнерства, но уже с учетом тех изменений в мире, которые произошли в течение последних двух десятилетий.

 

СОЦИАЛЬНОЕ ПАРТНЕРСТВО В МЕНЯЮЩЕМСЯ МИРЕ

 

Итак, ещё в конце 60-х гг. большинство теоретиков "общества всеобщего благоденствия" утверждали, что наступила новая фаза в развитии капитализма, чему в немалой степени способствовало расширение социальных функций государства и усиление его роли в качестве арбитра в отношениях между трудом и капиталом. В таком понимании именно государству принадлежала главная роль в утверждении системы социального партнерства. Однако последующие события не подтвердили это положение.

За последнее десятилетие в государственной политике развитых стран произошли существенные изменения. Сократились социальные выплаты, расходы на развитие образования и здравоохранения. Все это происходило под лозунгом кризиса теории "государства всеобщего благоденствия", когда возросшие социальные расходы якобы снизили эффективность экономики в целом. На этом основании в развитых странах на место теории "государства всеобщего благоденствия" постепенно приходит так называемая теория "эффективного государства". Согласно этой теории, расходы по пенсионному обеспечению, медицинскому страхованию или страхованию от безработицы не должны обеспечиваться только за счет средств государственного бюджета. Эти расходы должны быть равномерно распределены между всеми субъектами общества. Реализация такой идеологии на практике означает уменьшение ответственности государства за состояние и уровень развития социальной сферы и социального обеспечения.

Как отмечалось выше, сущность буржуазного государства не меняется, если даже оно берет на себя часть социальных расходов и выступает гарантом определенного уровня жизни трудящихся. Средства государственного бюджета, которые расходует государство на финансирование социальных программ, формируются за счет налогов, которые платят и трудящиеся, и работодатели. Эти налоги могут увеличиваться или уменьшаться. Точно так же как могут увеличиваться или уменьшаться социальные выплаты из государственного бюджета. Но это не означает, что сущность буржуазного государства будет меняться. Колебания объема социальных выплат - это показатель того, в какой степени государство готово брать и реально берет на себя ответственность за состояние и уровень развития социальной сферы и социального обеспечения. В свою очередь увеличение или уменьшение ответственности государства есть отражение слабости или силы капитала.

Когда капитал слаб, а сопротивление со стороны рабочего и профсоюзного движения усиливается, ответственность государства за сохранение частнокапиталистической системы хозяйства возрастает. Одним из способов поддержки капитала в такой ситуации является увеличение социальных выплат, способствующих уменьшению социальной напряженности в обществе. Напротив, при изменении ситуации, государство трубит об увеличении дефицита государственного бюджета и необходимости сокращения социальных расходов.

Такие демарши в социальной политике государства являются прямым доказательством того, что государство всегда на стороне господствующего класса. Это правило. Исключением можно считать нейтральную, а на самом деле выжидающую позицию государства, которая возможна лишь в условиях относительного равновесия сил. Но стоит этому равновесию пошатнуться, как государство вновь превращается в активное орудие, средство реализации исключительно интересов господствующего в экономическом отношении класса.

Если после Второй мировой войны позиции капитала были подорваны и именно эта слабость заставила его искать пути сотрудничества с профсоюзами (11), то в последнее десятилетие с особой силой проявились новые факторы, которые нарушили существующее "равновесие" сил, существенно ослабили позиции рабочего и профсоюзного движения.

Во-первых, процесс выхода капитала за национальные границы, который начался ещё в начале XX столетия, сегодня значительно усилился. Современный крупный капитал стал более мобильным, а потому более изворотливым в выборе способов давления на рабочее и профсоюзное движение. Сегодня одним из главных аргументов работодателя в случае, если не удается договориться с рабочими, являются его заявления о возможности закрытия и перемещения предприятия в другую страну, с более дешевой и более сговорчивой рабочей силой (12). Противостоять такого рода аргументам в условиях недостаточной развитости международной солидарности трудящихся, различиях в уровне экономического развития разных стран и уровне жизни рабочих, очень сложно. Поэтому под давлением страха потерять работу, рабочие очень часто соглашаются на более низкую заработную плату и худшие условия труда, что является доказательством нарушения "равновесия" сил.

Во-вторых, усиление интернационализации производства предоставило в руки работодателей ещё один "веский" аргумент в борьбе с рабочими. Ссылаясь на усиление конкуренции на внешнем рынке, работодатели всё чаще предлагают рабочим "войти в положение" администрации. В целях усиления конкурентоспособности национальной продукции работодатели предлагают рабочим согласиться на снижение издержек, в том числе и заработной платы. Утверждают, что эта мера позволит выиграть конкуренцию, получить дополнительные прибыли, что будет выгодно всем: и рабочим, и работодателям, и государству. Но, как показывает опыт, уступив один раз, рабочим уже очень сложно завоевать прежние позиции, вернуть достигнутое, не говоря уже о том, чтобы добиться чего-то более существенного.

В-третьих, в современном мире налицо кризис профсоюзного движения, который в последние два десятилетия был вызван целым рядом обстоятельств. Среди них: уменьшение числа крупных предприятий и рост числа мелких, где труднее объединить рабочих; увеличение числа рабочих, занятых в сфере услуг; рост безработицы, а также частичной и неполной занятости; внедрение индивидуальных трудовых контрактов вместо коллективных соглашений.

Эти обстоятельства существенно подрывают мощь профсоюзного и рабочего движения, нарушают баланс сил и, как следствие этого, способствуют усилению наступления государства и капитала на права трудящихся.

Таким образом, современные тенденции в области социального партнерства доказывают, что в тех случаях, когда капитал в силу каких-либо обстоятельств (политических или экономических) слаб, он активно идет на социальное партнерство. Поддержка профсоюзов в таких случаях дает возможность капиталу выжить и сохранить свои доходы. Но как только капитал обретает былую силу, он тут же стремится освободиться от опеки профсоюзов, не забывая доказывать при любом удобном случае, кто же в действительности является истинным хозяином.

При изменении соотношения сил, которое наблюдается в настоящее время в развитых капиталистических странах, обнажается истинный смысл социального партнерства. С одной стороны, наиболее отчетливо видны интересы капитала - получение максимума прибыли. С другой - та ловушка, в которой оказываются работники. Следование идеологии социального партнерства настраивает рабочих на благожелательный лад по отношению к нуждам предприятий, нуждам капитала. Рабочие начинают воспринимать свои интересы через призму интересов собственника. Им очень трудно отделить свои интересы от интересов капитала. В условиях же изменения соотношения сил и, особенно в тех случаях, когда рабочим удается внушить мысль о солидарной с капиталом ответственности за деятельность предприятия, рабочие вынуждены идти на уступки. Это ослабляет рабочее движение. Ослабевает сила - рабочие должны идти на уступки и т.д. Круг замыкается.

Таким образом, социальное партнерство рано или поздно загоняет рабочее движение в тупик. Особенно наглядно это проявляется в условиях изменения соотношения сил не в пользу рабочих. В этих условиях, если профсоюзы продолжают сохранять свою приверженность идеологии социального партнерства, они не только не могут отстоять прежние завоевания, но и теряют уже достигнутое.

 

ИНТЕРЕСЫ РАБОЧЕГО ДВИЖЕНИЯ И СОЦИАЛЬНОЕ ПАРТНЕРСТВО

 

Идеология социального партнерства, которая исходит из принципа совпадения интересов наемных работников и работодателей и их сотрудничества в качестве равноправных партнеров, в корне противоречит интересам рабочего класса.

Собственная идеология рабочего класса основана на том, что интересы наемных работников и работодателей не только не совпадают, но и являются антагонистическими, непримиримыми по своей природе. В основе их непримиримости - частная собственность на средства производства. Собственники средств производства всегда заинтересованы в получении максимума прибыли. Напротив, работники заинтересованы в том, чтобы их труд был оплачен как можно выше, а безработица была ниже. Если для работника заработная плата - доход, то для собственника она является частью издержек, понижающих прибыль.

Такое несовпадение интересов наемных работников и работодателей проявляется ежеминутно, ежечасно, не говоря уже о более отдаленной перспективе. Долговременные интересы наемных работников и работодателей тем более не могут совпадать. Класс капиталистов, будучи собственником средств производства, заинтересован в сохранении общественного строя, основу которого составляет частнокапиталистическая собственность. Поэтому в его интересах внушить общественности мысль о том, что частнокапиталистическая собственность является вечной, что это такая система общественных отношений, которая обеспечивает максимальную эффективность производства и благосостояние всех членов общества, что другой, более эффективной формы, просто не существует. Для рабочих, наоборот, реализация коренных интересов невозможна в рамках общества, основу которого составляет частнокапиталистическая собственность. До тех пор пока она существует, эксплуатация неизбежна. Уничтожение эксплуатация связано с уничтожением частнокапиталистической собственности.

С точки зрения собственной идеологии рабочего класса, интересы наемных работников и работодателей и их цели (как текущие, так и, тем более, перспективные) не могут совпадать. Поэтому социальное партнерство, рассматриваемое как способ (механизм) достижения социального консенсуса (13) на базе общности интересов наемных работников и работодателей, должно быть полностью отвергнуто рабочим движением как противоречащее его коренным интересам. Понимаемое таким образом социальное партнерство выгодно лишь собственникам (работодателям), да и то в том случае, когда они не совсем уверены в своих силах.

Если это так, то стоит ли работникам полностью исключить из арсенала своих тактических действий любые формы договорных отношений с капиталом? Думаю, что нет. Однако, вступая на путь переговоров, необходимо помнить следующее.

Первое. Социальное партнерство ни в коем случае нельзя рассматривать как антипод классовой борьбы. К социальному партнерству следует относиться как исключительно тактическому способу согласования интересов наемных работников и работодателей, антагонизм которых сохраняется несмотря на те изменения, которые происходят в современном мире.

Второе. Социальное партнерство - это система отношений, которая возможна лишь в ситуации относительного равновесия сил. Сами по себе договорные отношения между наемными работниками и работодателями то ещё не социальное партнерство. Раб и рабовладелец тоже могут договариваться. Но такой договор никто не называет социальным партнерством. Суть социального партнерства в том, что договариваются равные по своей силе партнеры. Поэтому, если появляются факторы, нарушающие такое равновесие, то система социального партнерства как инструмент регулирования социально-трудовых отношений между трудом и капиталом не работает.

Третье. Социальное партнерство нельзя рассматривать как полное взаимопонимание и даже братание. Социальное партнерство - это скорее компромисс интересов наемных работников и работодателей, временное перемирие.

Четвертое. Для рабочих такой компромисс может быть связан только с решением текущих задач, но он ни в коем случае не должен затрагивать перспективных целей. Главная цель рабочего движения - уничтожение капиталистической эксплуатации и в решении этой задачи у наемных работников с классом капиталистов компромисса быть не может.

Пятое. Если речь идет о компромиссе при решении текущих задач, то следует иметь в виду, что и он имеет свои границы. Здесь целесообразно руководствоваться следующими правилами:

а) ни при каких условиях не входить в положение работодателя при отстаивании своих интересов. Необходимо всегда помнить, что у рабочих и работодателей разные интересы. Если даже работодатель пытается убедить рабочих в том, что положение предприятия является шатким и ненадежным, не соглашаться на уступки без предоставления полной информации об экономическом состоянии предприятия. И только убедившись в достоверности этой информации, попытаться найти приемлемый для рабочих способ временного отступления. Этот способ не должен превращать временное отступление в постоянное. Поэтому с самого начала необходимо договориться с работодателем, а лучше взять с него письменное обязательство, что в случае улучшения экономического

положения предприятия он компенсирует все потери, которые понесли рабочие;

б) помнить, что уступив один раз без компенсации потерь для рабочих, придется уступать и второй, и третий;

в) не участвовать в собственности капитала и в таких формах управления предприятием, которые формируют у рабочих ложные представления о единстве интересов наемных работников и работодателей. Считается, что участие в управлении способствует накоплению у рабочих опыта управления, а потому отвечает интересам рабочего движения. Но есть и другая позиция: участие в управлении предприятием способствует не накоплению опыта управления, а накоплению опыта компромисса. Более того, как показывает практика, те рабочие, которые активно участвуют в управлении, постепенно прикармливаются работодателем и в конце концов переходят на сторону администрации. Такие рабочие представляют особую угрозу для рабочего движения, т.к. знают все его слабости и знают, как можно более эффективно бороться с ним.

г) не принимать такие условия оплаты труда (например, детальная дифференциация заработной платы, премиальная система и т.п.), которые бы раскалывали рабочих, формировали конкуренцию среди них. Необходимо помнить, что только совместные, солидарные действия рабочих способствуют организации эффективной борьбы против произвола администрации.

С учетом сказанного постараемся оценить, насколько в современной России развита система социального партнерства и какие реальные отношения скрываются здесь под вывеской "социального партнерства".

 

РОССИЙСКИЙ ВАРИАНТ СОЦИАЛЬНОГО ПАРТНЕРСТВА

 

В России о социальном партнерстве заговорили начиная с конца 1991 года, когда относительно медленное реформирование экономики в рамках прежнего типа политической власти (1985-1991 гг.) сменилось интенсивными "шоковыми" преобразованиями.

Если бы советская партийная номенклатура пожелала объявить существовавшие в СССР социально-трудовые отношения социальным партнерством, то у нее для этого было бы больше формальных оснований, чем у нынешних демократов. Колдоговора были? Да, повсюду. Трудящиеся в управлении участвовали? Да, вплоть до СТК, которых теперь нет и в помине. Были даже планы социального развития на предприятиях. Однако эти процессы никто не называл социальным партнерством. Основу советского общества, согласно официальной идеологии, составляло моральное, социально-политическое и экономическое единство всех членов общества. И якобы поэтому не могло существовать противоположных по своему содержанию интересов и не было необходимости в таком механизме согласования интересов, как социальное партнерство.

В процессе реформирования российской экономики отношение к социальному партнерству изменилось. Идеология социального партнерства стала активно пропагандироваться, навязываться государством. Считалось, что современное рыночное хозяйство не может возникнуть в России и, тем более, развиваться, без отлаженной системы социального партнерства. Более того, социальному партнерству отводилась роль буфера, смягчающего переход к капитализму. Социальное партнерство должно было обеспечить (гарантировать) гражданский мир в условиях жестких реформ. Поэтому неслучайно реформирование российской экономики сопровождалось интенсивной работой по выработке необходимых правовых актов, которые могли бы обеспечить возможность формирования системы социального партнерства.

Выше мы уже говорили об Указах Президента, посвященных социальному партнерству. Эти указы, соответствующие постановления Правительства а также ряд законов - Закон РФ "О коллективных договорах и соглашениях" ( от 11 марта 1992 года) и дополнения к нему (от 20 октября 1995 года), Закон РФ "О порядке разрешения коллективных трудовых споров" (от 20 октября 1995 года), Закон РФ "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности" (от 8 декабря 1995 года), а также постановление Правительства РФ от 15 апреля 1996 года №468 "О службе по урегулированию коллективных споров" восполнили существующие пробелы в правовой базе социального партнерства. И сейчас ведется активная работа по разработке и совершенствованию правового механизма. Так, в г. Москве и Новосибирской области приняты законы "О социальном партнерстве". В настоящее время подготовлен проект Федерального закона "Об объединениях работодателей", разрабатываются положения "О службе по регулированию трудовых споров", "О трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений", "О заключении генеральных и отраслевых тарифных соглашений", "Об уведомительной регистрации соглашений" и другие.

В соответствии с Законом РФ "О коллективных договорах и соглашениях" в России может и уже на практике реализуется так называемая вертикальная система социального партнерства, охватывающая все уровни общества и предполагающая возможность заключения генерального, регионального, отраслевого (межотраслевого), профессионального и территориального соглашений, а также коллективных договоров.

Так, по данным Министерства труда и социального развития РФ, в 1996 г. было заключено 5 региональных

соглашений. В 71 субъекте РФ заключено 804 территориальных соглашения и 345 отраслевых соглашений. В 82 субъектах РФ было заключено более 124 тыс. коллективных договоров. Начиная с 1992 года в России заключается Генеральное соглашение. 1996 год в этом смысле также не стал исключением. В марте 1996 года было заключено Генеральное соглашение на 1996-1997 гг. между общероссийскими объединениями профсоюзов, общероссийскими объединениями работодателей и Правительством РФ, ход выполнения которого ежеквартально рассматривается Российской трехсторонней комиссией по регулированию социально-трудовых отношений. По данным этой комиссии, в 1996 году выполнено около 80% мероприятий, предусмотренных этим планом.

В течение 1996 года из 89 субъектов РФ в 79 действовали комиссии по регулированию социально-трудовых отношений, которые осуществляли подготовку, заключение и контроль за выполнением региональных и иных видов соглашений, заключенных на подведомственной территории. Постановлением Минтруда России от 17 декабря 1996 г. №17 тридцать восемь подразделений органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации включены в систему службы по урегулированию коллективных трудовых споров и им предоставлены соответствующие полномочия.

Все это вполне впечатляющая картина, свидетельствующая о том, что социальное партнерство в России вроде бы существует. На первый взгляд, здесь имеются все необходимые условия:

1. В России осуществляется переход к рыночным отношениям.

2. Существует минимально необходимая правовая основа для развития социального партнерства.

3. Есть профсоюзы, как организации представляющие и защищающие интересы трудящихся.

4. Выделился класс предпринимателей.

5. Государство заявило о своей готовности выступить в качестве посредника в отношениях между наемными работниками и работодателями.

Но все это лишь видимая (внешняя) сторона социального партнерства. По существу процессы, которые развиваются сегодня в России под флагом социального партнерства существенно отличаются от тех, которые декларируются и пропагандируются.

В России достаточно отчетливо прослеживается формирование, а вернее, насаждение модели социального партнерства, основу которой составляет идеология классового мира и совпадения интересов наемных работников и работодателей. Этому в немалой степени способствуют следующие обстоятельства.

Прежде всего, в течение длительного времени в СССР трудящимся внушалась мысль о том, что именно они являются истинными хозяевами тех предприятий, на которых трудятся. Интересы директората, администрации, трудовых коллективов не противопоставлялись. Сложившаяся система хозяйствования ставила администрацию в такое положение, когда она была вынуждена постоянно доказывать свою заботу о трудящихся. За счет средств предприятий строились жилые дома, детские сады, санатории и больницы. Сами работники не противопоставляли себя администрации Если они и говорили о директоре как о "хозяине", то в особом смысле. В их понимании хозяин - это человек, который заботится о своих подчиненных. Ему всегда можно пожаловаться и он обязательно должен помочь.

Когда начался процесс акционирования предприятий и у большинства из них появились реальные хозяева обственники, психология рабочих и их отношение к директорату и администрации почти не изменились. До сих пор большинство рабочих считает, что директор и администрация должны заботиться о том, чтобы интересы рабочих не ущемлялись. И если не выплачивается заработная плата, сокращаются рабочие места, то они считают,

что в этом скорее виновата не администрация, а правительство, которое осуществляет антинародную бюджетно-налоговую и финансовую политику.

Становление капиталистических отношений в России, сопровождаемое сокращением производства, ростом безработицы и падением реальных доходов трудящихся явился как раз той благодатной почвой, на которой идеология совпадения интересов может и действительно развивается сегодня в России.

Несмотря на то, что сегодня уже достаточно отчетливо проявляются противоречивость и противоположность интересов наемных работников и работодателей, они довольно часто занимают схожие позиции и выступают единым фронтом против правительства. Ссылаясь на бедственное положение трудовых коллективов, работодатели таким образом решают вопросы компенсаций, дополнительного финансирования или установления налоговых льгот. Трудящимся же внушается мысль, что работодатели не меньше, а может быть, и больше, чем работники, заинтересованы в сохранении и развитии производства. А поскольку налицо совпадение интересов, то и рабочие, и работодатели должны делать всё от них зависящее для развития и укрепления производства, вплоть до солидарной ответственности в случае ухудшения общей экономической ситуации. Таким образом работников удается не только убедить в необходимости воздержания от самостоятельных (несанкционированных администрацией) актов протеста, но и заставить поверить, что у них с работодателями одни и те же интересы. Поэтому работники просто обязаны "входить в положение" администрации.

Такая ситуация не способствует осознанию трудящимися своих собственных интересов, она замедляет процесс формирования рабочего класса со своей идеологией и своими интересами. Но самое главное, она формирует превратное представление о социальном партнерстве как неком подобии социального мира, когда интересы наемных работников и работодателей совпадают.

У наемных работников и работодателей разные интересы. И до тех пор, пока рабочие это не осознают, они вряд ли смогут в полной мере и с наибольшей пользой для себя использовать механизм договорных отношений. В развитых странах, где основу производства составляет частная собственность, коллективный договор является тем документом, который позволяет работникам добиться весьма существенных улучшений своего социально-экономического положения. Коллективный договор - это правовой документ, фиксирующий результаты договоренности сторон в области заработной платы, условий труда и занятости. И то, что реально удается добиться работникам через коллективный договор, во многом зависит от их силы и умения надавить на работодателя.

В России коллективные договора чаще всего рассматривают как чисто формальный документ, мало что дающий работникам. И даже если работникам удается заключить "хороший", с их точки зрения, коллективный договор, то нет гарантии, что все его пункты будут выполнены.

Хотя Законом РФ "О коллективных договорах и соглашениях" предусмотрены меры ответственности за невыполнение пунктов коллективного договора, однако они столь незначительны, что вряд ли могут представлять серьезную угрозу для стороны, не выполняющей коллективный договор. Так, согласно ст. 26 Закона РФ "О коллективных договорах и соглашениях", лица, виновные в нарушении или невыполнении обязательств по коллективному договору, соглашению, подвергаются штрафу в размере пятидесяти минимальных размеров оплаты труда. В ценах 1997 года это составляет чуть более четырех миллионов рублей.

Нередкими являются и случаи прямого нарушения законодательства. Так, согласно ст. 18 Закона РФ "О коллективных договорах и соглашениях", работодатели и работники могут заключать профессиональные тарифные соглашения. Однако на сегодня достаточно известными являются два судебных разбирательства: Шереметьевского профсоюза летного состава (ШПЛС) с администрацией "Аэрофлота" и Российского профсоюза локомотивных бригад железнодорожников (РПЛБЖ) с Министерством путей сообщения. Вот уже на протяжении нескольких лет они добиваются заключения профессиональных соглашений: ШПЛС - отдельного договора для летного состава, а РПЛБЖ - для машинистов и помощников машинистов. Однако всё безрезультатно.

Примечательным является и такой факт. Согласно ст. 3 Закона РФ "О коллективных договорах и соглашениях", коллективные договора и соглашения не должны ухудшать положение работников по сравнению с действующим законодательством. Однако, как показывает, например, анализ выполнения коллективных договоров в 1997 году в Брянской области, нередкими являются случаи, когда Колдоговора включают пункты, по которым положение работников ухудшается по сравнению с минимумом, гарантированным действующим законодательством. Так, в Гордеевском районе Брянской области Колдоговорами узаконен перевод на более низкооплачиваемую работу, а в Клинцах при вынужденном простое снижена оплата труда.(14)

Такая ситуация во многом обусловлена тем, что в России до сих пор нет главного условия для развития договорных отношений между наемными работниками и работодателями - нет сильных и мощных профсоюзов, заявляющих о себе как о реальной силе, с которой нельзя не считаться. Конечно профсоюзы в России существуют (как старые, так и новые), но они либо слабы, либо занимают откровенно соглашательские позиции. И даже те нечастые всероссийские акции протеста, которые проводят профсоюзы и которыми они гордятся, не способны коренным образом изменить ситуацию.

В тех случаях, когда профсоюзы заявляют о своих правах, идут на конфликт с администрацией, открыто возражают против ущемления прав трудящихся, работодатели почему-то моментально забывают о социальном партнерстве. Они либо уклоняются от переговоров, либо придумывают разные объяснения, почему в современной России не может быть социального партнерства. По их заверениям это и не заинтересованность государства, и отсутствие необходимой законодательной базы, например, отсутствие законов, регламентирующих процесс объединения работодателей.

Реальная слабость профсоюзного движения в России породила, на наш взгляд, ещё одну интересную разновидность социального партнерства - "ситуацию особой роли государства в системе социального партнерства".

Слабость профсоюзов, отсутствие реальных объединений работодателей, их нежелание садиться за стол переговоров в тех случаях, когда речь идет о разрешении несовпадающих интересов, принуждают государство в условиях России выступать тем звеном, которое заставляет стороны слушать друг друга. В таком случае процесс формирования социального партнерства как бы навязывается сверху.

Наиболее наглядно этот процесс проявляется в таком субъекте Федерации как госква, где благодаря усилиям правительства Москвы уже в течение шести лет Московская федерация профсоюзов, Московская Конфедерация промышленников и предпринимателей и Правительство г.Москвы заключают трехсторонее соглашение. В обозначенном треугольнике именно Правительству Москвы принадлежит главная роль. Оно не только соединяет две стороны, но и берет на себя значительную часть расходов, связанных с выполнением обязательств, предусмотренных соглашением.

Если посмотреть на текст Московского трехстороннего соглашения на 1998 год, то можно убедиться, что основная нагрузка по выполнению запланированных соглашением социально-экономических мероприятий лежит на правительстве г. Москвы. Именно правительство обязуется:

- 38% расходов бюджета направлять на финансирование социальной сферы;

- обеспечивать доплаты к минимальным пенсиям, пособиям, стипендиям и т.п.;

- осуществлять жилищное строительство, выделять субсидии на оплату жилищно-коммунальных услуг. И даже финансировать деятельность учебных центров профсоюзов по обучению представителей предприятий и организаций города формам и методам договорного регулирования социально-трудовых отношений.

Предприниматели же обязуются не допускать массового сокращения работников и осуществлять ликвидацию организаций и подразделений только после предварительного уведомления соответствующих профсоюзов. Каких-либо существенных финансовых обязательств со стороны предпринимателей это соглашение не предусматривает.

Ещё меньше обязанностей у профсоюзов. Это, как правило, функции контроля за соблюдением законодательных актов по труду, оказание организационно-методической помощи клубным учреждениям и организация учебы.

Активность государства, хотя и в меньшей степени, проявляется и на федеральном уровне. Вряд ли бы появилась Трехсторонняя комиссия и стало возможным подписание Генеральных соглашений без соответствующей поддержки Правительства.

В такой ситуации закономерно возникает вопрос: почему российское государство проявляет такой интерес к развитию системы социального партнерства? Чтобы ответить на него, обратимся ещё раз к тексту Указа Президента РФ "О социальном партнерстве...". В нем достаточно четко, в частности, сказано о том, что заключение отраслевых тарифных соглашений между органами государственного управления, профсоюзами и представителями собственников (работодателей) должно обеспечивать регулирование социально-трудовых отношений в области организации труда, оплаты труда, социальных гарантий, найма и увольнения, а также обеспечивать предотвращение трудовых конфликтов и соблюдение интересов трудящихся при проведении приватизации. В Генеральном соглашении должны быть предусмотрены меры поэтапного повышения социальных гарантий гражданам и социальной защиты наиболее уязвимых групп населения. *

В этом Указе достаточно четко подчеркивается необходимость социального мира. Такой мир действительно был нужен правительству для проведения непопулярных радикальных реформ. И благодаря активной пропаганде идеологии социального партнерства ему (государству) это действительно удалось.

Видимо, и в дальнейшем идеологию социального партнерства как некое подобие социального мира, правительство будет активно поддерживать. Правда, нет гарантии, что как только реформы будут закончены и капитал окончательно встанет на ноги, государство по-прежнему будет брать на себя выполнение основной части финансовых обязательств, предусмотренных разного вида соглашениями.

Для того, чтобы договорная практика регулирования социально-трудовых отношений между наемными работниками и работодателями действительно получила развитие в России, недостаточно одного желания профсоюзов, наличия соответствующей правовой базы и некоторой заинтересованности государства. Социальное партнерство как особый механизм регулирования социально-трудовых отношений предполагает наличие равных по силе партнеров. И до тех пор пока рабочее и профсоюзное движение в России будет слабым, пока профсоюзы не научатся строить свой диалог с работодателем таким образом, чтобы максимально защищать интересы трудящихся, они вряд ли смогут извлечь всё ценное, что накопило рабочее и профсоюзное движение в области договорного регулирования социально-трудовых отношений.

 

ПРИМЕЧАНИЕ:

 

1. Речь идет об Указе Президента "О создании Российской трехсторонней комиссии по урегулированию социально-трудовых отношений" (от 24 января 1992 г., № 45) и соответствующем постановлении Правительства от 20 февраля 1992 г.

2. ВI томе "Капитала.Маркс писал: "... капитал беспощаден по отношению к здоровью и жизни рабочего всюду, где общество не принуждает его к другому отношению". - См.: Маркс, Карл. Капитал. Критика политической экономии. Т. I. M.: Политиздат, 1973. С.279.

3.  См.: Маркс, Карл. Капитал. Критика политической экономии. Т. I. M.: Политиздат, 1973. С.246.

4.  Статут - от латинского statuo - постановляю. В США, Великобритании и других странах так называют законодательные акты общенормативного характера (статутное право). Статуты о рабочих действовали в ряде стран (Франция, Нидерланды) в XIV-XIX вв. Они устанавливали уровень заработной платы наемных рабочих, продолжительность рабочего дня. Первый статут был принят в Англии в 1349 г. Причиной его принятия послужила "великая чума", которая свирепствовала в Западной Европе в 1347-1350 гг. Тогда от чумы погибло около 25 млн человек, примерно 1/4 всего западноевропейского общества. Поэтому правительство вынуждено было регулировать уровень заработной платы.

5. В Англии рабочие статуты были отменены только в 1813 г., когда капитализм прочно встал на ноги.

6. См.: Маркс, Карл. Капитал. Критика политической экономии. T.I. M.: Политиздат, 1973. С.280.

7. Окончательное утверждение буржуазных отношений в Западной Европе началось после английской революции середины XVII в. и продолжалось в течение всего XVIII столетия.

8. См.: Маркс, Карл. Капитал. Критика политической экономии. Т. I. M.: Политиздат, 1978. С. 280-281.

9. Теория "государства благоденствия" возникла в 50-е гг. в период экономического подъема в странах Западной Европы и США. Одним из создателей этой теории был шведский экономист и государственный деятель Карл Гуннар Мюрдаль (1898-1987 гг.), автор известной книги "За пределы государства благоденствия".

10. Согласно ст. 7 Конституции РФ 1996 г., Российская Федерация также является социальным государством, "политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека". - См.: Конституция Российской Федерации: Официальный текст по состоянию на 15 марта 1996 г. - М.: Издательская группа ИНФРА М-НОРМА, 1996. С.6.

11. В послевоенной ФРГ - это угроза национализации предприятий, собственники которых открыто сотрудничали с нацистами. В США нефтяной кризис 1974 года явился тем фактором, который заставил предпринимателей сесть за стол переговоров.

12. В большей степени такой способ давления на рабочих получил распространение в отраслях обрабатывающей промышленности, меньше в добывающей, поскольку предприятия добывающих отраслей труднее переместить с одного места на другое.

13.  Консенсус от латинского consensus - согласие, единодушие

14. См.: Еженедельный информационный бюллетень Агенства социально-трудовой информации (АСТИ), №48-49(200-201), 8 декабря 1997г., с. 15.

 

Хостинг от uCoz